Новости

« Назад

 08.06.2015 07:39

С начала года ситуация с про­сроченной задолженностью физических лиц в стране ухудшается с каждым месяцем. На начало мая количество просроченных кредитов достигло 14,2 млн против 9,2 млн на тот же период прошлого года. Рост составил 52%. Сегодня количество действующих кредитов, предоставленных физлицам, находится на уровне 73 млн штук, значит, каждый пятый кредит, выданный банками, — просрочен.

Ситуация в Сибирском федеральном округе повторяет общероссийскую. На 1 мая 2015 года общий объем кредитования составил 1,5 трлн руб­лей, при этом с начала года произошло рекордное снижение этого показателя — на 5,5%. За аналогичный период прошлого года объем кредитования показывал рост на 3,8%. Несмотря на падение темпов кредитования, просроченная задолженность только с начала года выросла на 21,4%, а по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — на 53%.

Доля просроченной задолженности от общего объема кредитования в СФО составляет 8%. На одного должника в среднем приходится 1,7 кредитов. По статистике, жители СФО вынуждены отдавать более 51% своих доходов на погашение займов. В целом по стране этот показатель составляет 45%, при этом критической считается отметка в 50%, а доля трат на выплату кредита от ежемесячного дохода в размере 35–36% уже существенно повышает риск скатывания заемщика в просрочку, такие данные приводятся в обзоре коллекторской компании «Секвойя кредит консолидейшн».

Сомнительная возможность

Обсуждение закона о банкротстве физических лиц длится уже более 10 лет. Положения о банкротстве гражданина в Федеральном законе № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» введены в закон еще в 2002 году, однако все эти годы Государственная Дума не принимала соответствующих норм. Только 29 декабря 2014 года президент подписал ФЗ № 476 «О несостоятельности (банкротстве) и отдельные законодательные акты РФ в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника». Механизм запускающих процедуру банкротства граждан вступает в силу 1 июля 2015 года.

Механизм банкротства физлиц будет действовать следующим образом — гражданин обязан подать заявление в суд о признании его банкротом, если в течение трех месяцев не может исполнить обязательства на сумму от 500 тысяч руб­лей.

Обратиться с таким заявлением в суд могут и сами кредиторы. Если сумма долга не достигла 500 тысяч руб­лей, но гражданин предвидит банкротство, то и в этом случае он может подать заявление о признании его банкротом. Правда, в этом случае ему придется доказать суду, что он действительно не в состоянии исполнить обязательства в срок и обладает признаками неплатежеспособности или недостаточности имущества. Если доводы гражданина найдут свое подтверждение, то суд введет процедуру реструктуризации долгов.

При рассмотрении дела о банкротстве физических лиц применяются три процедуры: реструктуризация долгов гражданина, реализация имущества и мировое соглашение. Процедура реструктуризации долгов предполагает восстановление платежеспособности должника и соразмерное удовлетворение требований кредиторов в соответствии с планом реструктуризации долгов в течение периода, не превышающего трех лет. «Существуют определенные сомнения в востребованности реструктуризации, особенно среди должников по договорам ипотеки. По своей сути эта процедура очень схожа с финансовым оздоровлением организаций, — говорит управляющий партнер юридической фирмы «ЛЛ.Си-Право» Дмитрий Лизунов. — Однако, по официальной статистике Высшего Арбитражного Суда РФ, за 2013 год процедура оздоровления юридических лиц была введена всего лишь 67 раз, из которых успешно в масштабе России завершилось только четыре. Я почти уверен в том, что процедуру по реструктуризации долгов физических лиц постигнет та же печальная участь. Дело в том, что, по статистике банковских экспертов, 80% граждан-должников практически являются безнадежными — им нечем платить».

Стоит понимать, что банкротство не приведет к простому аннулированию долгов и ответственности с должников никто не снимет. В рамках процедуры арбитражный управляющий под контро­лем кредиторов и суда проводит «инвентаризацию» всего имущества должника, включение его в конкурсную массу и последующей реализации для удовлетворения требований кредиторов. «Среди прочего реализации подлежит и предмет ипотеки. Только после этого неисполненные должником обязательства могут считаться погашенными. При этом запись о банкротстве должника поступает в бюро кредитных историй», — комментирует Дмитрий Лизунов.

Если говорить о реструктуризации долгов, которую предусматривает законопроект, то эта процедура вводится судом с согласия кредиторов. Предельный срок погашения долгов — три года. Впрочем, для ипотечных заемщиков это несущественное послабление, к снижению их ежемесячной долговой нагрузки оно не приведет. «Ипотечным заемщикам следует пытаться урегулировать проблемную задолженность с банками. Как правило, они имеют более гибкие программы реструктуризации, обычно это пролонгация, отсрочка платежа, конвертация инвалютных кредитов в рубли», — поясняет Лизунов.

«Одним из существенных недостатков закона является то, что в нем не дано определение реструктуризации и не прописан механизм, как ее правильно осуществить, — говорит финансовый омбудсмен РФ Павел Медведев. — Большинство судов общей юрисдикции, которые будут решать судьбу потенциальных граждан-банкротов, скорее всего, не смогут без специальной подготовки и знаний в короткий срок разобраться в механизмах реструктуризации, а официального механизма реструктуризации не предусмотрено».

Вопрос выгоды

По задумке инициаторов, закон о банкротстве физических лиц нацелен на помощь именно гражданам, а не кредиторам. Но не все эксперты согласились с такой однозначностью прочтения закона.

По словам управляющего партнера новосибирской юридической компании «СибирьКонсалтинг» Ангелины Уваровой, распространена ситуация, когда обязательство по возврату долга обеспечено залогом имущества (ипотекой), но суммы, полученной от реализации задолженной квартиры, недостаточно дли погашения полной задолженности по кредиту. Возможна ситуация, когда при реализации банком заложенной квартиры долг гражданина останется непогашенным, более того, он будет увеличиваться за счет начисления пеней, процентов и штрафов. Но в случае объявления должника банкротом начисление процентов и пеней прекращается, а после завершения процедуры должник получает освобождение от дальнейшего исполнения требований кредитора. Очевидно, что данная ситуация более выгодна гражданину, нежели банку, так как последний лишается возможности взыскания с гражданина и оставшейся части долга. Другой пример — гражданин взял несколько кредитов в различных банках и не исполняет обязательств по оплате. При этом он имеет достаточно имущества, чтобы в случае его продажи погасить всю задолженность или хотя бы ее часть, но не делает этого. Для избежания ареста и реализации этого имущества судебными приставами гражданин может передать право собственности другим лицам. В этом случае инициация банкротства на руку кредиторам, так как этот механизм позволяет оспорить сделки, совершенные должником, и использовать имущество для погашения задолженности.

В свою очередь президент «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева говорит, что, несмотря на полезность закона, в краткосрочной перспективе он, скорее всего, приведет к росту проблемной задолженности. «Есть риск, что для некоторых групп заемщиков банкротство станет легальным способом отказа от выплаты долга, что отразится на росте просроченной задолженности, — поясняет Докучаева. — Безусловно, что в большей степени закон направлен на помощь заемщикам, оказавшимся в трудном финансовом положении — для них банкротство станет выходом из ситуации. Однако есть риск, что этим правом могут воспользоваться мошенники».

Вице-президент, директор департамента проблемных активов ВТБ24 Александр Пахомов уточняет, что при процедуре банкротства физического лица отличить мошенника от добросовестного заемщика, оказавшегося в сложной финансовой ситуации, можно будет по представленному пакету документов. «В соответствии с требованиями закона заемщик должен не просто подать заявление о своем банкротстве, но и представить в суд доказательства неплатежеспособности (удовлетворение требований одного кредитора приведет к невозможности удовлетворения требований других кредиторов). При этом надо будет доказать, что платежеспособность не будет восстановлена в ближайшее время. В противном случае суд должен отклонить заявление заемщика, — объясняет Пахомов. — Полагаем, что доказательствами неплатежеспособности могут служить документы, подтверждающие лишение постоянного заработка с невозможностью его восстановления, например, справка о получении инвалидности».

Однако председатель комитета Ассоциации российских банков по вопросам секьюритизации и внешнего управления банковскими активами Владимир Лопатин считает, что визуально отличить мошенников, нахватавших заведомо плохих долгов и с помощью дружественных кредиторов способных раздувать задолженность, от добросовестных заемщиков очень сложно. «Как в режиме почти реального времени отслеживать статус банкротства физлица, остается непонятным, а направлять информацию в бюро кредитных историй — долгий путь», — высказал опасения Лопатин.

Несмотря на неоднозначность ситуации, многие эксперты пришли к мнению, что чаще инициировать процедуру банкротства физлиц все-таки будут не сами должники, а банки. «Думаем, что со временем банки полностью перейдут от процедуры искового производства к процедуре банкротства в отношении своих должников», — считает Александр Пахомов.

Однако Дмитрий Лизунов добавил, что вопреки распространенному мнению, банкротство граждан будет востребовано не только в сфере потребительского кредитования. «Практически все компании, которые пытаются обеспечить исполнение обязательств перед партнерами, прибегают к институтам поручительства и залога со стороны физлиц — руководителей и учредителей компаний заемщиков, с которыми заключается контракт. Во многих случаях такое обеспечение рассматривалось кредиторами как существенная гарантия ввиду распространенности случаев ухода должников-юрлиц в банкротство. Теперь стоит учитывать потенциальное банкротство граждан-поручителей и залогодателей как дополнительный риск не­исполнения ими обязательств», — объясняет Дмитрий Лизунов.

Однообразие причин

Как показывают результаты опроса «Секвойя кредит консолидейшн», должники 2015 года — это, как правило, добросовестные заемщики, признающие долг, но столкнувшиеся с финансовыми трудностями разного характера.

В качестве самой распространенной причины невыплаты долга заемщики называют резкое ухудшение материального положения — 38%. Годом ранее такую причину озвучивали только 20%, в 2013 — 15%, а в 2012 — 10%. Около 20% должников при разговоре со специалистом по взысканию ссылаются на потерю работы (второй по популярности ответ), рост за первые месяцы 2015 года — 42%.

«Сегодня безработица в России достигла показателя в 5,3 процента, в конце 2015 года ожидается, что она будет на уровне не менее восьми процентов, — приводит статистику Елена Докучаева. — Если ситуация не изменится в лучшую сторону и на предприятиях продолжатся сокращения сотрудников или перевод части персонала на сокращенный рабочий день, то совершенно очевидно, что доля тех, кто выйдет на просрочку из-за потери работы, будет увеличиваться и к концу 2015 года может достигнуть 35–40 процентов».

В ходе исследования также был отмечен трехкратный рост числа тех должников, которые в качестве причины невыплаты кредита называют сокращение заработной платы. Таких респондентов в 2012 году было 5%, сейчас — почти 15%.

Пойдет ли в массы?

По данным на 1 мая 2015 года, каждый экономически активный россиянин должен кредитным организациям в среднем 146,3 тыс. руб­лей. В прошлом году этот показатель был на уровне 120 тыс. руб­лей, в 2013 году — 116,7 тыс. руб­лей, 2012 — 85 тыс. руб­лей, 2011 — 60,8 тыс. руб­лей. Таким образом, за последние пять лет кредитная нагрузка на граждан выросла практически в три раза.

По разным оценкам, за полгода банкротами в России могут объявить себя от 100 тысяч до 2 млн заемщиков. По прогнозам «Секвойя кредит консолидейшн», их будет около 200 тысяч, то есть около 3,5% от общего числа должников. Такого же мнения придерживаются в Нацио­нальной ассоциации профессио­нальных коллекторских агентств (НАПКА). Для примера: в США ежегодно объявляют себя банкротами 300 тыс. граждан, в Германии — 90 тысяч, в Канаде — 70 тысяч. Таким образом, Россия может занять первое место по количеству банкротств в мире. В СФО признать себя банкротами могут около 30 тыс. должников.

«Прогнозировать степень массовости банкротств после вступления в силу закона, достаточно трудно, — говорит Ангелина Уварова. — Какой-либо полной статистики потенциальных физических лиц-банкротов не существует. Привязывать число возможных граждан-банкротов к числу лиц, просрочивших исполнение по кредитному договору, нельзя, так как задолженность физлица может возникать не только из кредитных договоров, но и из договоров займа, договоров поручительства при наличии уже предъявленного требования кредитора, просрочке исполнения налоговых и других денежных обязательств».

В свою очередь Александр Пахомов считает, что процедурой банкротства воспользуется только часть проблемных клиентов, в отношении которых банки применяют судебные процедуры взыскания: «Всплеска дефолтности в связи со вступлением закона в силу мы не предвидим, более точные прогнозы сейчас строить сложно».

Директор по маркетингу Нацио­нального бюро кредитных историй (НБКИ) Алексей Волков уверен, что для заемщиков банкротство — вынужденная мера, к которой необходимо прибегать лишь в крайних случаях, соответственно, закон «О банкротстве физических лиц» затронет незначительную часть проблемных заемщиков: «По нашим оценкам, количество заемщиков с просроченной задолженностью свыше 120 дней и суммой долга свыше 500 тысяч руб­лей составляют не более 300 тысяч человек или 0,4 процента от 72-х миллионов граждан, чьи кредитные истории хранятся в базе НБКИ».

Цена банкротства

Как бы абсурдно это ни звучало, но стать банкротом не всем должникам окажется по карману. Максимальный срок процедуры банкротства физлица составит почти четыре года. Это предполагает значительные расходы гражданина на осуществление процедур в рамках дела о банкротстве. Например, труд финансового управляющего оплачивается за счет средств самого должника, а размер вознаграждения составляет 10 тыс. руб­лей, и эту сумму гражданин должен сразу внести на депозит суда. При этом нужно будет отдать проценты, которые выплачиваются после завершения расчетов с кредиторами (2% от размера удовлетворенных требований кредиторов, от реализации имущества).

«Существует предположение, что 10 тысяч руб­лей — это будет минимальный размер вознаграждения управляющего. Если никто из управляющих не согласится участвовать в процедуре, то суд может прекратить производство по делу либо увеличить размер вознаграждения управляющего, так как уже на стадии принятия заявления суд оценивает возможность должника по финансированию процедуры», — рассказывает Дмитрий Лизунов.

«Дополнительными расходами могут являться затраты на оплату юридических услуг в виде составления заявления о банкротстве, если должник не владеет необходимыми знаниями для того, чтобы сделать это самостоятельно. Если заявление о признании гражданина банкротом подал кредитор, то у должника расходов на возбуждение процедуры банкротства нет», — дополняет Уварова.

После банкротства

После завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов. Но освобождение от обязательств имеет ряд исключений. Это недобросовестное поведение гражданина в процедуре банкротства и обязательства по требованиям, неразрывно связанным с личностью кредитора, например алиментов.

Для гражданина, признанного банкротом, существует ряд неприятных последствий. Например, в случае принятия судом решения о признании гражданина банкротом суд вправе вынести определение о временном ограничении права на выезд гражданина из РФ. Впрочем, это ограничение временное и действует до даты вынесения определения о завершении или прекращении производства по делу о банкротстве.

В течение пяти лет с момента признания гражданина банкротом он не имеет права принимать на себя обязательства по кредитным договорам или договорам займа без указания на факт своего банкротства. В этот же срок дело о его банкротстве не может быть возбуждено по его заявлению. Кроме того, в течение трех лет с даты признания гражданина банкротом он не вправе занимать должности в органах управления юридического лица и участвовать в управлении юридическим лицом в какой-либо другой форме.

«После признания гражданина банкротом все его имущество идет в конкурсную массу. Исключение составляет имущество или доход, реализация которого существенно не повлияет на удовлетворение требований кредиторов (максимум 10 тысяч руб­лей), а также имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством, — поясняет Дмитрий Лизунов. — При обнаружении сокрытого имущества производство по делу о банкротстве может быть возобновлено, и данное имущество будет реализовано с целью удовлетворения оставшихся требований кредитора».

Тонкие места

У закона о банкротстве физических лиц эксперты выявили немало слабых сторон, без устранения которых механизм превратится в очередную неповоротливую и в целом бессмысленную юридическую конструкцию.

Александр Пахомов к одной из недоработок относит императивность нормы, закрепляющей обязанность физического лица подать заявление о собственном банкротстве и административную ответственность, предусмотренную за не­исполнение этой обязанности. «В отношении физических лиц очень сложно говорить о наступлении неплатежеспособности: потеря работы, как правило, носит временный и непродолжительный характер; часто кредиты человек платит не самостоятельно, а вместе с членами своей семьи», — отмечает эксперт.

 Еще один проблемный аспект — сжатый срок вступления закона в силу — шесть месяцев, так как до сих пор нет четкого понимания о готовности построения к 1 июля инфраструктуры, необходимой для качественного исполнения закона.

 Остается спорным порядок проведения судебных заседаний и собраний кредиторов. Как правило, они должны проводиться по месту жительства должника в очной форме, соответственно, кредиторам придется нести существенные расходы, а такие расходы подлежат компенсации за счет должника, что означает увеличение общей суммы долга. «В законе должен быть закреплен порядок проведения судебных заседаний и собраний кредиторов с использованием дистанционных каналов видеосвязи, а со стороны государства должна быть обеспечена работоспособность нового порядка», — считает Пахомов.

Вызывает сомнения готовность судов общей юрисдикции к рассмотрению дел о банкротстве граждан из-за их высокой загруженности и отсутствия соответствующего опыта, а также вследствие больших затрат на проведение самой процедуры банкротства. Исходя из опыта рассмотрения дел о несостоятельности, инициирование процедуры банкротства гражданином без привлечения юристов практически невозможно ввиду значительной сложности закона и большого количества нюансов. Однако расходы на подготовку заявления о банкротстве, проведение оценки имущества, организацию торгов, предусмотренные законом публикации и оспаривание сделок гражданина, могут значительно превысить 500 тыс. руб­лей. В этой связи сложно оценить степень востребованности института банкротства граждан. «Думаю, что без существенных вложений государства в судебную систему, в деятельность финансовых управляющих, финансирование процедур банкротства безнадежных должников и широкой разъяснительной работы эффективная реализация закона о банкротстве граждан невозможна», — констатирует Дмитрий Лизунов.

Нужна юридическая консультация?

Звоните - 8-906-719-77-33!


или звоните
Адрес:

г. Москва,


ул. Кожевническая, д. 1


(м. Павелецкая)